?

Log in

horse

baumgertner in perumovworlds

Конкурс «Мегаобъективность-2». Роман «Два сердца Дио» Натальи Болдыревой

Пост для рецензий. Роман «Два сердца Дио» Натальи Болдыревой.
book-natab-1

Comments

В какие бы спирали, в какие бы ленты Мебиуса не завивали дорогу героев фэнтези авторы, но любая хорошая книга этого жанра характеризуется надежным «дорожным покрытием» и сравнительно обширным радиусом обзора. Иными словами: куда ни глянь в книге, всегда удобно припомнить, что случилось допрежь, всегда примерно да разглядишь, куда влечет история, ну, и главное – рассказ скачет уверенно и легко по событиям, так или иначе ложащимся в канву, и читателя уводит в просторы фантазии и мечты дорога из желтого кирпича.

Не так здесь. Главный герой попадает в игру, бескомпромиссно запущенную по правилам жесткой постапокалиптики: выживание становится доминирующим стимулом, главной целью и единственным условием. Главный герой отчаянно пытается сохранить себе жизнь, которая изящным одномерным бутоном сворачивается вокруг забот о насущном: пища, оружие, одежда, приют. Главный герой тонет в вязкой глине бытовых проблем и подробностей на раскисшем проселке…
Много существует серий, произведения из которых ничуть не удивили бы меня завязанностью на быт, на шкуру и брюхо, но в данном случае – я таки удивлен.
Серия повернулась ко мне новой, ранее не виданной стороной: сталкерская повесть с аккуратно приживленной в конце мафиозной сагой.

Книга хороша, не спорю! Но, сколь бы ни был любопытен Дио (если не ошибаюсь, имя переводится просто как «бог», не так ли?) с перипетиями многотрудной жизни в непрестанно умирающем и воскресающем Городе, сколь бы ни были занятны Скал и Игорь, свивающие змеиные петли незримых причин и следствий хитроумных интриг, сколь бы ни возбуждали испуганный интерес биоинженерные изыски Уродов или киборгизирующие упражнения Мясников и схарматов… словом, сколько бы разных сущностей ни вспыхнуло перед нами загадочно и ярко – но все это лишь очертания вьюги в заснеженном лесу, странные абрисы белесого сумрака, сквозь которые изредка виднеются ветви и стволы. Нет красок, на которых хотелось бы отдохнуть взором, нет величественных абрисов великих строений: бесприютность, сиротство и скитания свиваются в снежные жгуты.
Невозможно, будучи в здравом уме, заявить, что автор не знает мира: что вы! Наоборот: не каждый из демиургов так хорошо прорабатывает места, в которых собирается поселять героев! Однако ни Аррет, ни Терра в книге не кажутся обласканными любовью детищами. Страдает под игом схарматов, жаждущих чего-то непонятного для озверевших стай хозяев Города, Аррет; бесприютна Терра, которая оказывается распята между профессионально-хищными бойцами Ордена Равновесия и мафией хаоситов. Автор до последнего смотрит на мир глазами Дио, ненавидящего мир, которому следует ежесекундно противостоять; и разве что в эпилоге…
По самой своей сути Дио – отнюдь не героичен: пария, изгой, свирепый зверь, развивший способность ловить живьем даже лекан. Он лишен жалости и слабостей; не воспринимает чужаков как живых и чувствующих людей. Ценою утрат оплачивает он уроки милосердия, сдержанности, понимания. Маугли, воспитанный озверевшим Городом, он только к последним страницам становится человеком, хотя и человеком – с сердцем машины.
Дио – тень, силуэт другого персонажа и другой книги. Полный антипод, начавший с крайнего эгоизма и жестокости, сохранивший тело человека, но не сердце, сделавший ближе к концу первые шаги на пути человечности.
И все же Дио невозможно не сопереживать – как Робинзону, как Джону Рэмбо, противостоящим всем окружающим обстоятельствам в совокупности! – и вместе с ним мы замираем, пытаясь не зашуметь в лифтовой шахте, и вместе радуемся богатой добыче на верхнем этаже небоскреба, и вместе собираем последние силы на ржавой арене. Дио далеко не прекрасен; но за него волнуешься, и это успех, это чтение взахлеб и мысли о том, что же случится дальше, горячащие кровь читающего.

По структуре книга – скорее, повесть. В ней не отыскать сложного сплетения судеб и цепочек событий, в ней отнюдь не тьма персонажей, в ней все закручено вокруг истории одного человека и отчаянного бегства из Аррета. Ирония судьбы постигнет и его – когда он встретит женщину, заронившую в сердце Губителя любовь, но разминется с ней фатально и навсегда.

Решительно в недоумении оставляет оформление обложки – даже трудно сказать, чем оно озадачивает, однако факт налицо. Вроде бы и встреча с женщиной когтерукой имела место быть… разве что – удивительно чистенький мертвец-Губитель в одной рубашке, тогда как все, сколько помнится, одевались сходно, больше похоже на Дио. Словом, обложка очень и очень… непонятна.

Главная же мысль книги читаема огненными буквами в уголках глаз: нельзя, недопустимо оставаться равнодушным к другим, ни за что и никогда не следует пытаться поставить себя вне человечества, вне своего народа. Иначе – раньше ли, позже, - самого гордеца отринут и будут попирать ногами. Дио – в отличие от уже упомянутых Робинзона и Маугли, - не несет в себе изначального категорического императива, не видит себе равных – ну, и не полагает нужным считаться хоть с кем бы то ни было. Одинокий в банде, одинокий на арене – лишь возле Шуры находит он подобие спокойствия, но, как и странную, высокомерную дружбу, любовь он потеряет.
Дио талантлив, и до загадочного обаятелен, как все мастеровитые, умелые люди; однако флер очарования слетает достаточно быстро. Он упорно держится одиночкой – снова и снова бывая подавлен и побежден коллективами, общностями. В конце концов он теряет право кичиться своей чистокровностью, и все, ради чего живет он дальше – это только свобода и право быть по собственной воле.
Не считая встречи с женщиной с Терры, глаза его постоянно опущены вниз, под ноги, на вязкий, топкий груз забот каждого дня.
Что ж, судьба учит его полагаться на других и верить хотя бы кому-то, помимо доброго ножа. И мудро указывает на то, как легко увязнуть в снегах себялюбия.
И уж если великий Губитель сумел этому научиться… неужели не сможем – мы?

Итог: Крепкая постапокалиптика про будни сталкеров в изменчивом Городе. Крепкая постапокалиптика про выживание и про человеческое лицо, про то, кто держит в руках наши сердца, и про свободу, которая бывает хмурой, злобной и мрачной. Славная книга о том, в какую бездну ведет тропинка под ногами, если эта тропинка – забота только о собственной шкуре.

http://somesin.livejournal.com/65848.html
+1
+1
+1
+1
+1
+1