?

Log in

horse

baumgertner in perumovworlds

Конкурс «Мегаобъективность-2». Роман «Два сердца Дио» Натальи Болдыревой

Пост для рецензий. Роман «Два сердца Дио» Натальи Болдыревой.
book-natab-1

Comments

Книжные люди во многом уступают людям реальным: и в гибкости, и в сообразительности, и в богатстве палитры чувств… Хуже того! В хорошей книжке мир, сложившийся вокруг них, непременно рушится, вынуждая искать новое, а чаще – попросту создавать новое собственными руками. Тем не менее, именно книжным людям дано великое, дивное преимущество: им, может, и некуда пойти, но всегда есть куда стремиться! Не этого ли ради мы читали в детстве романтические приключения капитана Блада и охотников на бизонов? Не этого ли ради мы читали про хоббита с колечком и киммерийца с короною? Ведь жизнь, наша дивная, полнокровная, муарово-серая без крайних и четких тонов жизнь – она, по большому счету, лишена цели…
Да, мы ставим себе цели сами, позволяем ставить их учителям, родителям, начальству, правительству, даже футурологам… и часть таких целей исполняется, часть теряет интерес уже назавтра, часть оказывается миражом и пустой фантазией. И иногда, задумываясь над тем, кто ты и где находишься на извечной стреле истории, - кажется, отдал бы всех политиков мира за понимание ясной и честной цели, к которой стоило бы идти, а также за то, чтобы понять, где находишься и какова дорога под ногами.

Начать разговор о книге – своеобразной, опять-таки непохожей на прочтенные до сих пор книги серии, - можно с дюжины различных отправных точек. С языка - хорошего, уверенного и профессионального, - которого не чувствуется в тексте, который не отвлекает внимания и, не очаровывая, конечно, все-таки прибавляет удовольствия от чтения. Или – с образа мира, вновь данного диковинно и необычайно – в который раз приятно удивив!
Или с обложки.
Обложка удивила также; удивила изрядно: подобных в серии еще не видел. Художник элегантно сочетал фактическую точность (вот поверьте: есть в тексте и такой эпизод; но – «в жизни все не так, как на самом деле»!) и эстетическую, увы, пощечину. Да, голую женщину можно смело и оправданно рисовать для обложек множества (сотни их!) книг фэнтези; но к этому роману – зачем? Единичный же момент, секунда дела – и не в ней суть сцены и эпизода…
Непонятки.
Между тем, перед нами мгновенно расцветает неяркий, сдержанных тонов цветок постапокалиптики: дивная смесь происходящих сдвигов и возникающего хабара, атмосферы на совесть раскуроченного мегаполиса и сугубо арретской магии, слегка так напомнившей о заснеженном Приграничье; зато со временем понимаешь, что – и занятную историю о начале пути супергероя автор привил на живучее неказистое деревце повести о мире после разрушения. Выбор неожиданный, честное слово, - и работающий на богатство и яркость серии в целом; новая книга – и новый взгляд, новый жанр.
Предложенный мир, Аррет, - автором используется рачительно и бережно: отщипнут незначительный кусочек, который, как оно, в принципе, и случается зачастую даже по эту сторону страниц, – стал единственной вселенной для обитающих в нем.
Автору удается то, чего я уже не ждал: Мегаполис на Аррете с его частыми сдвигами, с его обитателями, с укладом жизни, - послужил связующим звеном между практически всеми Арретами, продемонстрированными или упомянутыми в предыдущих книгах.
Мир, регулярно смещающийся, меняющийся, убийственный и безжалостный, развивающий стремление и умение убивать любого, кто встанет на пути. Мир, клокочущий переменами едва ли не каждый день, словно кипящий гейзер, словно бурливый горячий источник.
Неудивительно, что и герои тут – под стать суровым их краям.
Пугливый, но умеющий обороть  и ужас, и слабость Жженый; хитроумный Тесак с кучей имплантов; осторожный и сообразительный Скал; Шура, как отзвук, как знак, как путеводный луч главного героя на дороге к Терре – и к новой, осмысленной жизни.
Лек,  лекане, да и вообще схарматы – они удивительно знакомы нам; и хотя трудно радоваться встрече с подобными знакомцами, однако радость узнавания нам все же дарят. Более того, мы видим Лека в его развитии – опасным, по-черному мудрым деспотом, нацеленным на обширное изменение мира ради своих желаний и идей.
И, разумеется, сам Дио: опасный, ловкий, умный, но ничего не помнящий о своем прошлом. Человек со странным именем. Человек с несгибаемой волей…
Человек-неизвестность.
Это, пожалуй, ключевое слово для обозначения данного персонажа. Вначале мы ничего не знаем ни о прошлом Дио, ни о его взглядах на жизнь – не считая сугубо прагматических и сиюминутных; время от времени читателю предоставляется возможность строить предположения и догадки – и не более того. Впрочем, и сам герой живет в плотном море неведомого: в мире, о котором он не знает практически ничего, находящегося за чертой огромного Города, в мире, где сходятся в противоборстве старые хозяева Мегаполиса: Губители, Уроды, Мародеры – и схарматы, чьи цели туманны и сумрачны.
Но таинственны не только Дио и его Город!
«Два сердца Дио» – сплошь книга вопросов, книга загадок.
Мы проходим вместе с героем тернистый и нелегкий путь, на котором ему приходится многое и многих терять, ничего не получая взамен. И все время кажется: вот-вот перед нами окажется достойная цель, вот-вот герой осознает свое прошлое и обретет свет в конце пути… но раз от разу Дио всего лишь пробует выжить, всего лишь борется за свою жизнь, спасаясь подчас чудом. И оставляет нас – с новыми и старыми вопросами на устах.
Дио в книге, вопреки итальянской семантике имени, - простой смертный; зашоренный, мыслящий узко и хищно, но умелый в пределах своего ремесла. Он нетерпим, ненавидит инаковыглядящих и не принадлежащих к стае, груб и бесцеремонен. И только цепь предательств и потерь, отсекающая его от Города, заставляет Дио ступить на путь внутреннего развития.
Дио, если подняться до абстракция, очень уж похож на собирательный образ обычного человека с простой, бесхитростной жизнью: решать проблемы по мере поступления, выживая, пока возможно, умирая, когда придется. Так и не получается увидеть у него некой идеи, ради которой он готов был умереть. Не видны принципы, не видна вера. Это придает ему дыхания настоящей жизни; но как же горчит такое дыхание и как больно смотреть в отражение в зеркале иной раз…
И от этого сочной, подкупающей метафорой расцветает штрих с двумя сердцами Дио.
Образ этот имеет как минимум две грани. С одной стороны, он безжалостно высвечивает свойство современности подменять честь, совесть, достоинство – властью или деньгами, в некотором роде – «сердцем», движителем, навязанным извне. Тем самым текст вынуждает задуматься о том, кому принадлежат цели, которым следуем уже мы сами, и по какой дороге мы движемся к собственным целям? Не позволяем ли подменять мечту и устремление живой души безжизненным накоплением мнимых возможностей и порожней мишурой?
Но если приглядеться, видна и вторая грань метафоры: только получив новое сердце, поменяв ключевую часть себя, Дио сумел измениться, и из бесчувственного и эгоистичного Губителя сделаться человеком, способным на высокие и смелые поступки ради других. На бескорыстные поступки.
Ах да. И не могу не отметить – здесь опять появляется Один и Дикая Охота, причем вполне грациозно – отнюдь не бог из машины, но знак незримого внимания к происходящему в Трех Закрытых Мирах.
Книга интересна – этого не отнять, но непрестанное отсутствие информации о сути происходящего подчас пугает и слегка путает. Поминутно задумываешься: так ведь и мы здесь, очертя голову и отстраняясь от событий пылающего и бурлящего мира вокруг, стараемся выжить и уберечься от всего чохом, надеясь на сохранение хоть какой-то стабильности. Лишь бы не стало хуже, лишь бы не стало вовсе уныло – и по шажку, по вздоху отдаем и уступаем судьбу тем, кто имеет решимость рулить…
А еще – даже перевернув последнюю страницу, все же хочется надеяться на лучшее для Дио и для Шуры. Хочется верить, что в безграничном Упорядоченном пути их пересекутся все же.

По сути: неплохая, интересная книга, заставляющая задуматься о том, куда  же стремимся мы, живущие в настоящем и живом мире. Книга, напоминающая о необходимости в любых обстоятельствах слушаться собственного сердца, не дожидаясь  странных и диковинных механизмов. Книга, учащая бросать в лицо невзгодам все, что осталось, все, что сумеешь, - и бороться до конца. Но еще и история о том, сколь мало понимаем мы даже в том, что случается с нами.
+1
+1
+1
+1
+1
Ссылка на конкурс: http://helgvar.livejournal.com/22317.html
+1
+1